Анастасьева Дарья Викторовна

 

Воспоминания о войне

(по рассказам моей прабабушки)

 

Сидя у окошка, глядя далеко,

Вижу, как Антошка побежал легко.

Вижу, как Данила с Димкой взяли мяч

И как Ангелина бежит быстро, вскачь.

 

Вот я вспоминаю бабушку мою,

Как жила, страдая, в Великую войну,

Как детей растила, мужа как ждала,

Как ее настигла беда и не одна.

 

Вот еще живая тихо говорит:

– Посиди, родная, пока мама спит.

Расскажу тебе я быль или не быль,

Как у нас в деревне рос еще ковыль…

 

Помню я весною яблони в цвету,

Ну, а над на землею неба высоту.

Рев мотора страшный, слезы, раны, крик,

Как сыночек младший к груди моей приник.

 

Ну а старший, Вовка, сумку взял свою,

И кричит с порога: «Скоро я приду!»

Вот уже темнеет – дороги не видать.

Младшего стараюсь уложить в кровать.

 

– Мама, где же Вова? Я так не усну.

Мама, дай мне слово: он придет к утру…

– Милый, тихо, тихо. Ты чуть-чуть поспи…

Дай ты, Бог, чтоб лихо мимо нам пройти!

 

Вдруг я слышу: скрипнут ворота и забор

Младшенький как вскрикнет: «Мамочка, мотор!»

Грохот … там воронка… Зарево, горит…

И в избе так громко слышен Вовки крик:

 

– Мамочка, родная, я живой, прости!

– Как дошел?

– Скрываясь, полз я вдоль реки.

Я принес вам сала, хлеба тут чуть-чуть,

Сахара, но мало, вот еще свечу…

 

– Ах, сынок, но как же… Где ты это взял?

– Мамочка, я там же нашим помогал.

Немцы все смотрели сумку и не раз,

На «своем» галдели, не спуская глаз.

 

А потом махнули на меня рукой,

В сторону толкнули… Мам, ну я ж живой!

Сердце так и бьется у меня внутри.

– Братик как проснется, ему не говори.

 

– Завтра будешь дома! За печкой посидишь…

Что так смотришь, Вова? Что же ты молчишь?

– Мам, я завтра должен быть за той рекой…

– Ох, родной, ну что ты делаешь со мной?

 

Так вот и летели дни в войну, как час.

Взрывы и метели не страшили нас.

Сыновей уж нету: старшенький погиб…

Слышу вдруг с рассветом забора тихий скрип.

 

 – Мать, проснись скорее! Сына в дом внесли…

Стою я у постели, ноги вдруг свели.

Плакать нету силы, в горле стынет крик:

– Ах, сынок мой милый! ... Все исчезло в миг.

 

Я глаза открыла: младшенький стоит.

Кажется, приснилось – а свеча горит…

Так вот мы и жили, силы сжав в кулак.

В сердце волки выли… Что ж, случилось так…

 

Бабушка устала. Помутнел вдруг взор.

Я тихонько встала – окончен разговор.

Глянула в окошко: солнце высоко,        

Бегает Антошка, Данила далеко… 

 

Господи! Молю я, мир ты сохрани,

Чтобы мы не знали никогда войны!